gototopgototop
Версия для печати

Памяти Красного десанта под Таганрогом

Оцените материал
(1 Голосовать)

Сегодня наш рассказ посвящен боям под Таганрогом в далеком 1918 году. Красным частям был дан приказ, форсировав залив, освободить наш город от немецких войск. Тысячи десантников вступили в бой и погибли, но город не освободили. Очистим в нашем рассказе от мусора истории те события и отдадим дань уважения героям.

Шел кровавый 1918 год. Гражданская война полыхала по всей России. Не был исключением и Таганрог. В городе многократно шли уличные бои, одна власть сменяла другую. Дошел черед и до интервентов. В конце апреля к Таганрогу с лязгом металла и под грохот орудий подошли германские части.

30 апреля в районе станции Марцево между красногвардейцами и немецкими частями произошел бой. Под натиском превосходящего противника 1-й и 2-й революционные Таганрогские полки были разбиты и отступили. В связи с тем, что железнодорожная линия Таганрог – Ростов была забита составами, городской штаб обороны принял решение произвести отступление морем. Находившиеся в порту многочисленные корабли приняли на свой борт красногвардейские отряды, раненых и больных, ценное имущество.

1 мая, когда немецкие войска входили в Таганрог, импровизированная эскадра снялась с якорей и взяла курс на Ейск, единственный порт Приазовья, который находился в руках советской власти.

Вооруженные суда таганрогского отряда пополнили ряды только что созданной Красной Азовской флотилии. Несмотря на немногочисленность, флотилия оберегала морское побережье от Тамани до Ейска, выполняла боевые операции против немецких интервентов и белогвардейцев на Азовском море.

Исходя из того, что немцы, вопреки условиям Брестского мира, захватили юго-западную часть Донской области, советское командование южных войск разработало план операции по освобождению Таганрога. Руководство десантом возлагалось на командира первой внеочередной дивизии Сигизмунда Клово. Двадцатипятилетний С. Клово, таганрожец, бывший офицер, принимал активное участие в создании красногвардейских отрядов в Таганроге. В Ейск он эвакуировался со своим отрядом и возглавил десант.

В состав десанта вошли три пехотных, один кавалерийский полки и 12 орудий. Всего около 8000 человек. Десант состоял в основном из рабочих Таганрога, крестьян и казаков Ахтарского и Ейского отдела кубанских станиц. Планом предусматривалось также, что в момент высадки десанта красные части поведут наступление на Ростов у Батайска и тем самым отвлекут немецкие войска на себя.

Первая группа кораблей и судов Азовской флотилии с десантниками на борту ушла из Ейска в ночь с 6 на 7 июня. Через сутки к таганрогским берегам отправилась вторая часть десанта. К сожалению, из-за плохой погоды и незнания фарватера планируемая высадка в районе города не состоялась и была полностью проведена западнее на 12 километров, у Миусского лимана и сел Русское, Долоково и Христофоровка, между Таганрогом и Золотой косой. Посланные накануне десанта делегаты провели соответствующую разъяснительную работу среди жителей прибрежных сел. Узнав о цели десанта, крестьяне выделили лодки и баркасы для переправки войск и их снаряжения на берег.

Однако из-за мелководья и большого расстояния от берега высадка сильно затянулась. А тут еще на третий день начался шторм. Терялось время и необходимая внезапность. Высадившиеся полки сразу же вступили в бой с немногочисленными в этом районе, но уже подтянувшимися заградчастями противника. Тесня немцев и казаков, десантники медленно продвигались в сторону Таганрога и Федоровки. Им удалось захватить почти весь Миусский полуостров, но прорваться к Таганрогу им не удалось. Немецкое военное командование выставило заслоны и начало срочно перебрасывать под Таганрог боеспособные части.

Командование красной флотилией было слабым. Корабли десанта то вынуждены были уйти навстречу появившимся вражеским кораблям, то обстреливали немцев на побережье, но выполнить главную задачу и перебросить под Таганрог вторую десантную дивизию они уже не смогли. А ведь только при ее введении в бой возможно было наступать на Таганрог.

13 июня же немецкое командование бросило в бой против десантников все, что смогла «наскрести» из других городов, – дивизию из-под Мариуполя, кавалерийскую бригаду из района Белой Калитвы, три батальона из-под Батайска, а также большое количество артиллерии. Пополнились свежими силами и казачьи Красновские части, которые принимали самое активное участие в боях против десантников.

Немцы усиленным артиллерийским огнем стали оттеснять наши части к берегу, стягивая с трех сторон свою линию цепей. Положение десантников становилось все хуже и хуже. Боеприпасов у них было мало, и отстреливаться им приходилось все реже и реже. Приходилось подниматься в короткие яростные штыковые контратаки. Несмотря на яростное сопротивление, немцы прижали их к берегу и расстреливали почти в упор. Лишь четвертой части десантников, около 2000 человек, удалось добраться до своих судов. Остальных же, а их было до 6 тысяч человек, ждала печальная участь.

Окруженных бойцов немцы в плен брать не стали, так как Москва сразу же отмежевалась от десанта, поэтому к плененным десантникам были неприменимы международные нормы обращения с пленными. Их просто сгоняли к высокому обрыву на берегу моря, ставили группами по 50-100 человек на край обрыва и расстреливали из пулеметов.

По такому же методу казнили десантников в селах Бацманово, Поляковке, Гаевке, Лакедемоновке, на Золотой и Беглицкой косах и в других местах. В плен попали и 70 сестер милосердия. После издевательств их также расстреляли из пулеметов.

Схваченный командир бригады Лебедев перед расстрелом попросил у немцев слова. Те согласились. Заявив, что все красноармейцы являются мобилизованными и что только командный состав – добровольцы, он крикнул своим: «Разбегайтесь!» – а сам бросился на немецкий пулемет, но тут же был сражен его очередью… Еще в течение месяца белоказаки прочесывали прибрежные селения, расстреливая обнаруженных десантников и рыбаков, давших им укрытие.

Приняв добравшихся десантников на суда, Красная флотилия отправилась в Ейск и Семибалки. В Ейске С. Клово, его помощник М. Зимченко и командующий флотилией И. Герштейн были заподозрены в измене и арестованы. Когда начался суд, в его здание прибыла группа раненых десантников с ручными бомбами и потребовала освободить обвиняемых. Суд не состоялся.

Клово разрешили выехать к главкому Калнину. Заслушав доклад руководителя Красного десанта, он не нашел в его действиях измены. Сам С. Клово продолжил службу в Красной армии и в августе 1919 года был схвачен белогвардейцами и расстрелян. Таганрогские же рабочие полки еще почти год воевали на Кубани и Северном Кавказе, пока из-за больших потерь не были влиты в другие части.

Красный десант потерпел полное поражение, погибли тысячи его бойцов и командиров.

Десантники храбро сражались с превосходящими силами врага, но слабое вооружение и малый запас боеприпасов сыграли свое дело. Да и таганрогский пролетариат не оправдал ожидания и не поднял восстания в тылу оккупантов.

Прошли годы. Стерлись у многих воспоминания о тех кровавых боях и жертвах. Установленный памятник Красному десанту разрушило время. Но посередине села, названного в честь той смелой операции, все равно есть небольшой обелиск, к которому иногда приносят цветы. А значит помнят.

Подготовил Александр Спиридонов